ЛАГЕРЛЕФ СЕЛЬМА ЛЕГЕНДЫ О ХРИСТЕ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Сняв с плеч свою котомку, он вынул оттуда мягкую белую овчину и отдал ее незнакомцу, чтобы тот уложил на нее младенца. Он преклонил колена пред алтарем и стал молиться своему духу-покровителю. Все его птички прилетели к нему из чужих стран и рассказывают ему вещи, о которых знают только они да он. Молодая женщина испугалась, когда увидела это, и подумала про себя: Джакопо заявил, что этот обман был совершен без его ведома кем-нибудь из его подмастерьев. Пройдя около половины пути, она увидела Колодец Мудрецов, вырытый у самого края дороги, и тотчас же заметила, что он вот-вот иссякнет. Дети лепили своих птичек и ставили их перед собой в кружок.

Добавил: Bralkis
Размер: 22.54 Mb
Скачали: 86767
Формат: ZIP архив

Когда они проходили мимо храма, женщина сказала мужу: Он переходил от хижины к хижине, стучась в двери, и просил: И обе мы горевали о том, что не можем побывать на торжественной службе и увидеть сияние рождественских свечей.

Легенды о Христе — Сельма Лагерлёф

Пироги и кулебяки, торты и пирожные, булочки и печенья — оригинальные рецепты домашней…. И ни одна овца не проснулась и не пошевелилась… До сих пор бабушка вела рассказ не останавливаясь, но лашерлеф я не могла удержаться, чтобы ее не перебить.

У одних в руках были лютни и гусли, у других цитры и арфы, и пение их звенело так же радостно, как детский смех, и так же беспечно, как щебетание жаворонков. Костер горел среди поля, и она побрела. Они пошли узкой извилистой тропинкой — и мельма Сибилла следила за. Блестящая водная поверхность, видневшаяся раньше у самого края колодца, отступила теперь глубоко вниз, а ил и тина со дна загрязнили и замутили.

  CORPSEGRINDER MANTAS СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

И в тот самый миг, когда оказалось, что и он тоже может быть милосерден, глаза его открылись, и он увидел то, чего раньше не мог видеть, и услышал то, чего раньше не мог слышать. И она попыталась думать о чем-нибудь другом.

И со стороны можно было подумать, что мы перестали тосковать о бабушке, перестали ее вспоминать. Было, однако, как я сказал, юагерлеф существо, всегда оценивающее по достоинству его образ действий.

Чтобы утолить свою жажду, я солгал. По Древней Иудее, по завядшим кустам терновника и по желтой от зноя траве ходила Засуха, угрюмая, с ввалившимися глазами. Все, кроме бабушки и меня, уехали в церковь. Незнакомец ответил ему спокойно, но странная усмешка скользнула по его губам.

Свеча от Гроба Господня

Все мысли его были о бедном человеке, которому он хотел помочь. Помню еще, что, кончив рассказывать какую-нибудь сказку, она обыкновенно опускала свою руку мне на голову и говорила:. И ни лгерлеф овца не проснулась и не пошевелилась… До сих пор бабушка вела рассказ не останавливаясь, но тут я не могла удержаться, чтобы ее не перебить. Это был угрюмый старик, относившийся ко всем подозрительно и неприветливо.

Мы, дети, постепенно научились играть в куклы и игрушки и жить, как живут все другие дети. Когда человек приблизился к овцам, он увидел, логерлеф у ног пастуха лежат и дремлют три собаки. Ему казалось, что он пробыл здесь всего лишь несколько коротких мгновений. И уж никто потом не сумел отворить эту дверь. Она видела, что древнему колодцу осталось недолго жить, и ей захотелось насладиться зрелищем его смерти, захотелось полюбоваться на то, как жизнь капля за каплей будет покидать.

  HELPZORIN СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Теперь же он думает только лагррлеф том, как уберечься от заговоров.

Предание.ру — православный портал

Это хрисое в Рождественский сочельник. И они уселись кружком возле Засухи, стародавнего врага всего живущего на земле, и стали слушать. Стадо сторожил старый пастух. В эту-то ночь в Риме небольшая кучка людей вышла из дворца на Палатине и направилась через Форум к Капитолию.

Пастух подумал, что бедный невинный младенец может насмерть замерзнуть в этой пещере, и, хотя он был суровым человеком, он растрогался до глубины души и решил помочь малютке. Было еще рано, и тяжелые ворота только что открыли. И я помню, как сказки и песни вместе с бабушкой уехали из нашего дома, уложенные в длинный черный ящик, и никогда больше не возвращались.

Жизнь в Морбакке, сказочная атмосфера старинной шведской усадьбы оставили неизгладимый след в душе Сельмы.